Выгода – проблема выгодоприобретателя


Выгода – проблема выгодоприобретателя

Выгода – проблема выгодоприобретателя

Каждый современный человек, претендующий на получение медицинской справки о собственной вменяемости, должен знать следующее: В мире кризис перепроизводства, который всю историю человечества компенсировался сомнительными, зачастую опасными продуктами, созданными незадействованным в производственных отношениях населением. Люди вынуждены вклиниваться в социальные процессы, поскольку находятся вне интересов общества по самообеспечению, для них это вопрос выживания.

Для отвергнутых членов общества, в целях социализации, оказываются хороши все способы, начиная от изготовления продуктов роскоши, кончая разбоем.

Традиционная бинарная схема «кормильца», обеспечивающего благосостояние и «науку» (воспитание) подрастающему поколению, рожденная в семейных отношениях, с развитием технологий, информационного общества и отходом от кустарного производства потребовала изменений. Такое изменение обусловлено развитием не только технологий, но и социальных надстроек, обеспечивающих производство. Сегодня мы делаем машины с большими возможностями и ничтожной стоимостью, «реплики» произведенного продукта.

Не будем обращаться к истории, событиям и персонажам. Посмотрим на динамику развития технологий и на то, как технологии меняют нашу социальную жизнь.

Люди наращивали возможности коммуникаций для расширения собственной среды обитания, распространяли свои технологии и обогащались технологиями других народов. Но мы не создали однородное, справедливое общество, потому что не поняли – что такое справедливое общество?

Социальное и технологическое развитие общества регулируется реальной действительностью.

Когда заблуждения людей входят в конфликт с реальностью, их дела заканчиваются результатом, неадекватным их желаниям.

В результате когнитивных искажений мы получаем от ожидаемого результат в созданной нами системе собственного жизнеобеспечения.

Наши заблуждения — причина самоуничтожения.

Когда человек обеспечивал себя сам, его заблуждения влияли на него и на его семью.

В современном мире когнитивные искажения одного человека влияют на жизнь окружающих его, и, возможно, совершенно непричастных к его заблуждениям людей.

Ну что же, хотите пользоваться технологиями, меняйтесь сами.

Чем выше уровень технологий, тем меньше заблуждений должно быть у людей, которые ими пользуются.

Нам, как и раньше, приходится получать знания не в одном доверенном источнике, а собирать знания по крупицам, изучая природу и собирая знания от других людей. Мы получаем знания, нужные для новых технологий и новых продуктов так же, как и раньше. Что может быть в этом процессе не так? Что мы должны изменить в своем понимании для понимания новых технологий?

Чтобы понимать современные технологии мы должны правильно думать.

Мы неправильно формулируем понятие науки, и мы теряем самый ценный ликвидный ресурс человечества – продукт разумной деятельности.

Это далеко не голословные заявления. Очевидна ничтожность логического вывода, сделанного на основании беспочвенных фантазий, которые мы лояльно называем «предположениями».

Каждый, изучавший информационные технологии знает, почему язык компьютерного программирования настолько отличается от языка человека.

Наш язык не такой плохой, — просто он ортодоксальный и бытовой.

Не думайте, что придется говорить на языке C#. Нашего языка вполне хватало нашим предкам, и пока хватит и нам. Только придется расширить речь содержательной частью – смыслом. Люди разучились говорить на языке смыслов, люди отвыкли от содержательных речей и путаются, даже когда нужно сформулировать собственную мысль.

Вам может быть непонятен язык специалистов, в их языке больше смысла. Но как мы определяем, есть смысл в словах человека или нет?

Для человека, не отягощенного деталями технологических знаний (несведущего) – все непонятно и все – бред. Такой человек пребывает в своем мнении и, в некотором смысле, – изгой социальной системы.

Для человека, понимающего собственную глупость – все непонятное содержит скрытый смысл. Такой человек легко поддается средствам манипуляций и плохо осознает это.

Для человека, понимающего реакцию несведущего человека и человека с недостаточными знаниями, недостаток собственных знаний компенсируется возможностью манипуляции перечисленными категориями. Эти люди рассматривают власть и любое доминирование как средство для собственного существования.

Для человека, обладающего связными знаниями преднамеренная ложь не является приемлемым средством коммуникаций. Это человек, которым сложно манипулировать, он адекватно понимает, что происходит.

Следует отметить, что для практической деятельности пригодны исключительно люди, обладающие связным сознанием. Это не классификация поведения разумного человека, это скорее классификация психологической степени заблуждений человека.

Остальные категории (1-3) требуют социального контроля и ограничений в социальной деятельности.

Процесс ограничения достаточно непростой, это скорее обеспечение определенной степени доверия, которая соответствует каждой категории. Причем речь идет далеко не о нарастающей степени доверия, а о степени готовности к полноценным социальным отношениям.

Отношения регулируются среди «равных», может быть разных по концептуальным взглядам (мнениям), но равных по уровню современных знаний, а значит и равных устремлений.

Проблемы современного общества возникают по разным причинам. Но форс-мажорные обстоятельства весьма редкий случай.

При детальном рассмотрении каждой неудачи, мы всегда выявляем одну и туже причину – решения.

Более того, мы часто не понимаем, что является неудачей, а что нет. Причина этого в особенностях применения шаблонов для оценки.

Дело в том, что для оценок мы используем свои знания, это уже готовые шаблоны решений, которые применялись в тех или иных ситуациях. Мы создаем хорошие шаблоны, например для производственных линий, сетей ресторанов, гостиниц, торговых сетей, даже для «оранжевых революций».

Но вот что мы каждый раз делаем в социальной политике – создаем шаблоны, плохо тиражируемые и не применимые для других территорий, внеполной социальной готовности.

Мы видим яркий пример — шаблон демократического государства не сработал в России. Россия осталась под управлением, доставшимся от коммунистического режима. Антисоциальный способ управления, основанный на лжи, страхе и недостаточности естественнонаучных знаний, созданный при коммунистическом управлении, адаптировался под формальные требования к демократическому государству.

В социальной политике неприменимы шаблоны. Применение готового шаблона – результат рефлекторной деятельности, исключающий разумную составляющую.

Социальная политика, начиная от уровня геополитики до муниципального управления и семейных основана деятельности, когда каждое решение принимается создания новой ассоциации.

Разумная деятельность подразумевает соответствие принимаемого решения конкретным реалиям. По этой причине лица, принимающие решения и их когнитивные способности являются ключевым элементом успеха социальных преобразований.

Я не «открыл Америку». Можно вспомнить Макиавелли с его трудом «Государь», который изменил политику на многие годы. Но нельзя использовать шаблоны, тем более с такой давностью, сегодня.

Учитывая то, что единственная унаследованная легитимная функция территориальной власти – полицейская. Других нет, и не будет.

Возможность влияния на геополитику и мироустройство дают когнитивные возможности и адекватность конкретного а не угрозы уничтожить весь мир руководителем того или иного звена государственного или территориального управления.

Проще говоря, не страна определяет геополитические возможности и собственное социальное состояние, а конкретные люди, реально участвующие в ее управлении. Жители фактически становятся заложниками своего представителя. Не лучшая система – но что есть, с тем и надо работать. И худшая ситуация, когда работать некому.

Судьба каждого государственного территориального образования, как и многие годы назад, зависит от собственного управления и держится на фактических внутренних силах, только не силой угнетения собственных народов, а контролем адекватности собственного руководства.

Где-то этими фактическими внутренними силами является полиция и силовые ведомства, где-то хозяйствующие субъекты, где-то бюрократический аппарат, и нигде этими силами не является суд или народ. Однако социальной составляющей любой силы всегда являются люди, и степенью адекватности реалиям современности определяется исход событий.

Адекватность человека практически определяется степенью применения технологии представления информации через свойства и естественнонаучного подхода в получении знаний. Общепринятое мнение не значит правильное. И здесь не идет речь о единой для всех фантазии. У человечества мало знаний, но много фантазий и еще больше заблуждений. Более того, существующие знания тоже периодически пересматриваются. Докажи, и это будет иначе.

Отсутствие механизма свободного доступа к научной работе, лишает ее статуса как доверенного источника знаний.

Наука — то, что не содержит преднамеренных искажений.

В этом смысле масса наблюдений и находок человечества остается за пределами глобальных информационных систем. Но речь сейчас не о критике. Старение и адекватность знаний определяются адекватностью их представления. Пожалуй, самое серьезное заблуждение, проникшее сегодня в технологию представления информации и в понятия человека, а также и в автоматизированные системы — понятие «объект», как существующая субстанция материального мира.

Элементарное понимания объекта, как интегрального свойства, являющегося совокупностью свойств его возможность накапливаемой информации и формирования новых знаний без разрушения уже существующих.

Сегодня в мире для борьбы с когнитивными искажениями используется подход более чем 200 — летней давности, который заключается в том, что люди с наличием явных когнитивных искажений отстраняются от решения проблем, на решение которых это когнитивное искажение могут повлиять. Этот принцип для человека, имеющего разрыв в сознании является необъяснимым, он выходит за рамки понимания и отстранение целых социальных образований, религиозных организаций и государств от решения вопросов, определяющих их функционирование списывается на интриги, личную неприязнь, несуществующие, чужие проблемы. Это слишком серьезные вопросы, объяснение которых может вызвать только попытку манипулирования неадекватным человеком, адекватного.

«Мы все республиканцы, мы все федералисты», — говорил Томас Джефферсон.

Мир для людей, объединенных идеей, допускает несколько альтернативных центров развития, но не допускает путей развития на явных когнитивных искажениях.

Насилие не рассматривается как инструмент власти, но это не исключает применения насилия в отношении того, кто кроме насилия ничего не понимает, но и в этом случае до физического насилия можно и не дойти, потому что обнаруживаются более существенные болевые точки воздействия.

Сегодня мы наблюдаем перекос в распределении кадров и серьезный недостаток квалификации. Это следствие расточительного использования незадействованного в хозяйственной деятельности человеческого ресурса.

Но кого-то устраивает имеющаяся «реплика» продукта на полке. И это можно повторить, не прилагая усилий.

Следствием нарушения приоритетов стало то, что в высокотехнологичные отношения оказались введены недоученные кадры.

Казалось бы, простая модель социальных отношений, состоящая из трех элементов:

Выгодоприобретатель

Задействованные в производстве продукта для обеспечения интересов общества

Оставшаяся часть общества

Демократия для честных людей, и в демократическом обществе не создается ресурсов, неадекватных решаемым задачам. Инструменты, которые мы традиционно считаем финансовыми, перекидывают средства между точками их потребления, регулируя хозяйственную деятельность весьма условно.

Задачи финансовых систем, декларируемых экономическими обоснованиями, на самом деле сводятся к одному – средства должны быть израсходованы и расходы должны в конечном счете делать адекватные люди.

Глупо думать, что средствами сможет воспользоваться неадекватный выгодоприобретатель. Хотя такое возможно, но только внутри территории и только в случае вступления в сговор с национальными монетарными властями, и с тем же замечательным результатом – неадекватным реальности. Глупые цели приводят к глупым решениям, создают негодный для социального строительства материальный ресурс.

Выгодоприобретатель вынужден потратить полученный ресурс на все общество.

Его единственная привилегия в этой схеме – исполнение социального желания.

Выгодоприобретателем может быть только социальный, институциональный инженер.

Все другое уничтожает социальную структуру и связанные с ней персоналии.

Производительность труда создает не только перепроизводство продукта, но и деформацию спроса. Так в общественных отношениях укореняются предметы роскоши, интерес к бесполезным вещам, захват жизненно необходимого и конкуренция.

Однако возможность перепроизводства не компенсируется спросом на произведенную продукцию. Встречное движение средств возникает только тогда, когда незадействованная в производственном цикле часть населения реализует собственные активы.

С точки зрения социального управления, возвращение средств населению, незадействованному в производстве может выглядеть так: Либо обеспечить финансовые потоки собственной доброй волей, Либо дать возможность людям самим попробовать «заработать», при этом придется потреблять в основном ненужные продукты кустарного творчества, Либо сложатся условия, при которых вас просто будут грабить. Поэтому фактическая подпитка части общества, находящегося вне запланированных производственных отношений финансами, осуществляется через: Субсидии или социальные выплаты, Искусственно созданные бесполезные рабочие места, Оплата создаваемого кустарного и нематериального актива непроизводственного происхождения.

Но все это только формальная форма, которая сама не создает главного – не создает основы социального строительства, адекватного разумного человека.

Поэтому форму нужно наполнить содержанием – это делает Социальное Правительство.

Анатолий КОХАН