О санкциях и золоте


О санкциях и золоте

О санкциях и золоте

Когда экономическая ситуация в нормальной стране начинает вызывать серьезные опасения у ее граждан, происходит бегство из бумажной валюты в более надежные активы. И это не какая–то там недвижимость, автомобили или тем более бытовая техника, бегство происходит в золото – твердые обеспеченные деньги, которые как были ими на протяжении столетий, так и остаются ими и по сей день. Уже в наши дни это было характерно и для Аргентины, и на протяжении нескольких десятилетий противостояния с США – для Ирана.

Улучшение отношений и заключение ядерной сделки с Ираном привело к некоторому снижению интереса населения этой страны к золоту, но последние шаги американской администрации по выходу из этой сделки и введению новых санкций в отношении Ирана привели не только к резкому обесцениванию национальной валюты на свободном («черном») рынке, но и к заметному росту спроса на традиционный инструмент сбережений простых иранцев – золотые монеты.

Спрос на золотые монеты во втором квартале текущего года утроился по сравнению с тем же периодом прошлого года, а центральный банк страны уже направил на удовлетворение розничного спроса на драгоценный металл более 60 тонн золота. При этом спрос лишь продолжает расти. Если официальный курс иранского риала хоть и снижается, но довольно незначительно, то на черном рынке он резко падает относительно как иностранной валюты, так и золота. Золотые монеты, которые чеканит центральный банк Ирана, весят 8,13 грамма, и в начале августа их цена находилась на уровне 36 миллионов риалов. Цена монеты в иранской валюте выросла почти вдвое по сравнению с январем текущего года и достигала локального максимума в 45 миллионов риалов на сегодняшний день.

Однако это не столько свидетельство того, что золото резко подорожало в Иране, сколько показывает, насколько обесценилась местная валюта. С учетом курсовых колебаний местной валюты цена золотой монеты, несмотря на снижение цены золота на мировом рынке, действительно несколько выросла в цене с января по настоящее время, но всего лишь на 9,5%, если оценивать изменение ее цены в американской валюте – с 346 до 379 американских дензнаков.

В настоящее время спрос на золото в Иране находится на четырехлетнем максимуме. Наиболее дальновидные иранцы и не прекращали покупать золото, тогда как менее дальновидные начали покупать золото тогда, когда в США начались первые разговоры о возможности выхода из ядерной сделки и введения новых санкций в отношении республики. 

Некоторые делали это в таких масштабах, что их деятельность привлекла к ним внимание местных правоохранительных органов. Так в июле был задержан 58–летний иранец, который за предыдущие десять месяцев аккумулировал у себя примерно 250 тысяч золотых монет или более 2 тонн золота. Начальник полиции Тегерана назвал его «Султаном монет», но не стал уточнять имени арестованного. По заявлению полиции, причиной для ареста «Султана монет» вместе с его соучастниками стало то, что он собирался использовать приобретенное золото для манипулирования рынком драгоценного металла и получения в результате этого, экономической выгоды. В духе последних модных тенденций на финансовом рынке полиция скорее всего будет выяснять источники происхождения такого количества денежных средств, направленных на покупку драгоценного металла.

Что же касается санкций США, направленных на то, чтобы Иран не смог покупать золото на мировом рынке, то такие попытки предпринимались и ранее и были вполне безуспешными. Что–то подсказывает, что история повторится и на этот раз, ведь в отличии от различных валют золото не имеет риска контрагента, и ценно и анонимно само по себе. Поэтому сомневаться в том, что у простых иранцев вдруг возникнут проблемы со столь необходимым для защиты своих сбережений инструментом, не приходится.

Александр Лежава