Явка с повинной


Явка с повинной

Явка с повинной

Возможно, это покажется вам кощунством, но обращается к Вам БОМЖ, фамилия моя Корольков, звать Анатолий Дмитриевич.

Прежде, чем решиться на преодоление барьера наших взаимоотношений, я долго думал, что именно, а главное, в какой форме написать Вам. Все вызов какой–то получается. А хотелось бы найти понимания.

Побудило настоятельную потребность решиться на столь дерзкий поступок, после которого на мне, скорей всего, поставят очередной «крест», Ваши поиски истины, справедливости, законности.

Мне 70 лет и так сложилось, что не прожил я в этой жизни и дня по законам. Большую часть категорически не желал этого делать, сейчас как то не получается. Хотя желание конкретное.

С полнейшим пониманием о Вашей социальной брезгливости ко мне и мне подобным, я не претендую на оригинальность выводов, даже понимаю всю утопию этой затеи, но все–таки осмелюсь вкрутиться в Ваш очередной исторический виток. Дерзну выразить и свои мнения на происходящее. В некоторой степени даже делегировано.

Применять ненормативную лексику ведь нельзя, верно? А на нормативной, особенно в моем случае, мне как–то трудновато дается, так что прошу прощение за абстрактность и эмоциональность.

Что бы сильно не волновались Ваши «аналитики» признаюсь заранее, до определенного времени, был я таким–сяким. Даже сильно, «таким–сяким».

Будучи еще ребенком, понял, что светлого будущего, в действительности, не предвидится и сказал обществу: – «Нет!». Меня уговаривали и приговаривали, наказывали и даже казнили. Я ни разу не изменил своему слову. Претензии с Вашей стороны ко мне были одни: – «Одумайся! Брось все! И живи как все!»

И вот однажды, если документально, то 12 июня 2000–го года, передо мной тоже возникла дилемма: «Что делать?».

Уже не помню точно, что побудило меня на столь опрометчивый поступок, может годы, может Ваши претензии, а может и не был я уж до такой степени «таким–сяким», не суть важно. Главное решил попробовать, что же это такое: «Жить как ВСЕ?»

Надо же было случиться такому парадоксу, не поверив в светлое будущее, будучи ребенком, так «лохануться» в зрелом возрасте. Ну, уж сильно тогда повеяло переменами. Шел 2000–й год.

И я увлекся! Даже стал фанатом в поисках справедливости. Паспорт даже настоящий решил получить. До этого они у меня были, но разные, смотря по обстоятельствам. Обошлось, правда, мне это решение в четыре года, но надо же было, как–то знакомиться с новыми обстоятельствами. Уже в новом обличии.

Между похождениями по паспортно–визовым службам страны, возродил в себе, выкинутое когда–то за ненадобностью, умение кое–что мастерить. Да так, что прямо талант какой–то обнаружился.

Собрал обездоленных, общипанных до нитки на различных строительствах, высокопрофессиональных мастеров: краснодеревщиков, скульпторов, ювелиров, художников. Людей одержимых, творческого склада ума, трудолюбивых.

В то время, когда методы и традиции российского мебельного мастерства никогда не культивировались на территории бывшего СССР, и практически не культивировалось в нынешней России, не говоря уже о действительно эксклюзивной, авторской, высокохудожественной мебели, традициями которой, славилась когда–то Россия, решили мы заняться этим делом.

Мы вполне понимали, насколько сложной работой будет реализация данного проекта, учитывая сложившуюся ситуацию в стране и наши потуги осуществить все Ваши призывы, стремления, указы и законы. Поэтому обращались за помощью во все, существующие по этому направлению инстанции. Вступали в какие–то ассоциации, гильдии, фонды.

В рамках реализации проекта был организован Профсоюз краснодеревщиков и мастеров прикладных ремесел, при Международной ассоциации фондов мира «МАФМ» создана комиссия по «Сохранению мирового культурного наследия». В Московской Ассоциации Предпринимателей «МАП» сформировали комитет мебельщиков. В Межгосударственном Союзе Городов–Героев и Городов Воинской Славы создали Систему добровольной сертификации экспертов по сохранению культурных исторических ценностей.

Мы не просили дотаций, субсидий, кредитов – у нас есть все! Мы предлагали! Предлагали свой талант, образование, трудолюбие. Стремление прославить Родину. Просили одного, что бы нам позволили, хоть раз, продемонстрировать, на что мы способны. За нас столько лет это делают различные проходимцы – посредники, присосавшиеся к этой нише. Хотя бы раз оценили нас какие–нибудь понимающие и решающие что–то структуры!

Довольно-таки быстро стали мы популярны и востребованы. Правда, в определенных кругах, в основном у жителей Рублевки.

Ну и, конечно же, дали маху. Помимо коммерческой выгоды, сделали упор на возрождение, развитие и популяризацию мебельного искусства в России.

Но кое-кто из наших соотечественников тоже заинтересовался этим вопросом.

Мы реставрировали бесплатно музеи, чтобы посмотреть, как старые мастера развивали это поприще. Старались совершенствоваться, не повторяться. Решили, в общем, стать конкурентоспособными. А они, наши «соотечественники», искали контрабандные пути ввоза ширпотреба из Италии.

Нас вышвыривали из цехов, освобождая площади под торговые центры и склады для реализации этого ширпотреба. Отбирали оборудование, сдавая его в металлолом. Этим же иностранцам. При помощи вооружённых сил (выясняли) кто из нас гастарбайтер, кто нелегал. (Сейчас, вот, заинтересовались как самозанятыми).

Мы залазили в подвалы, чердаки, гаражи и сараи.

А они, наши соотечественники, строили «Три кита» и «Громаду». Для развития экономики Италии. С Америкой.

А мы все как одержимые читали указы, законы, постановления и положения про малый бизнес и новые рыночные отношения. Все не верилось нам, что участь наша предрешена. И статус определен.

С маниакальной регулярностью ломились в многочисленные приемные.

К нам приезжали, даже очень высокопоставленные чиновники – «ахали–охали», выпрашивали какую–нибудь «табуретку», вроде бы для эффективного решения вопроса и уезжали. Якобы решать его. А потом, присылали отписку и переставали даже по телефону отвечать. Ей богу, как нашкодившее хулиганье. (Отписки прилагаются).

Но это не просто отписки, это 3–4 месяца потерянного времени, это те же «табуретки», исполненные «за просто так». Это посещение различных «форумов» в многочисленных бизнес–центрах. Абсолютно бестолковых.

Это крах надежд, полное разочарование, жгучая ненависть…

Люди эти будут делать что угодно, только не пахать. Будут проверять билеты в электричке, развивать малый бизнес, отбирать окурки у прохожих, обливаться зеленкой, кидаться яйцами, организовывать различные форумы, выставки, парады, семинары пикеты. Только пахать никогда не будут.

Слушая их, возникает ощущение, что попал ты на другую планету. Враждебную планету. Где холодно, голодно, неуютно, болезненно. Разговаривают даже на непонятном языке. Жутко, когда за тебя, от имени тебя, серость, тупость, бездарность про какие–то проценты рассказывает.

В их словоблудии порой не только ума, разума не наблюдается.

Нами восхищаются директора музеев, светила от искусства, ликуют прямо, что нашлись мы, решившиеся возродить и развить Российскую школу мебельного искусства, затюканную иностранными подделками. Приглашают нас на различные конференции, водят к нам зарубежных коллег. Тут же нам сочувствуют, ссылаясь на какие–то обстоятельства, жалеют нас.

Это нас, Божьих людей! Нам Бог дал дарование, страна в свое время образование, родители привили трудолюбие, а какие–то «обстоятельства» нас оценивают, судят нас и обманывают. Да еще и ненавидят, уже сконцентрированной, оформившейся навсегда ненавистью. Быдло мы!

Мы бросаем неудовлетворенных жен, хулиганистых детей, больных матерей и приезжаем к Вам , что бы хоть как–то свести концы с концами.

Не нравится? Чеши отсюда! Вон, каждый день, на каждый вокзал приходит несколько составов, да столько же автобусов, и большая часть пассажиров это мы, производители. Созидатели. Приезжающие строить Вам коттеджи, дворцы и замки. И цель у нас при этом должна быть одна – сделать Вас богаче, респектабельней, красивей. А главное, чтобы было Вам выгодней. У Вас же инфляция.

Стыдно смотреть в глаза уходящим старикам, так и не испытавшим полного удовлетворения от своих произведений, разочаровывающимся пацанятам из ПТУ. Да тем же зекам, которым я, однажды, пообещал показать, что хорошие деньги можно не только украсть.

Существование этих людей сегодня никак не связано с общественной жизнью страны. Ничего их не связывает с налоговой инспекцией, с пенсионным фондом, многих ничего не связывает с паспортно–визовой службой.

Никто из них ни разу не голосовал, не был на параде. Ни один из них ни разу в жизни не почувствовал заботу, внимание, поддержку Родины. Только ограничение, лишение, надзор и всевозможные запреты. А самое главное, чтобы регистрация была.

Мы не хотим прогибаться, выклянчивая заказы, взятки давать противно, обманывать друг друга не умеем. Не хотим, подобострастно улыбаясь размахивать флажком, или нахмурившись стоять под лозунгом. А хотим Родину любить, созидать вместе с ней. Прославлять ее. Долг отдать ей охота. Мы ей сильно задолжали. У нас не было возможности даже налоги платить. Хотим встать к верстаку и, воспользовавшись дарованием, образованием, трудолюбием, обеспечить себе жизнь достойную. Не имея в доле ни одного дармоеда.

По формальным заявлениям мы – Великая страна, государство, но это никак не соответствует содержанию того, что мы делаем, о чем мы думаем и как мы действуем.

Буквально все стали бизнесменами, если не умудрился в первом предложении отобразить «ЕГО» материальную заинтересованность, то на эту тему разговора не будет.

Может свинтить куда, перекантоваться, пока распределители Ваши не додумаются поделиться жизнью. Хоть молодежь спасти, старикам–то уже, по–видимому, не придется пожить за счет своих произведений.

При развале СССР на нашем поприще этого не произошло, мы по сей день, солидарны. И Родиной своей, по–прежнему считаем и Украину с Белоруссией, и Прибалтику с Грузией, и всех остальных близких нам и по духу, и по положению, и по существованию. Так что территориально мы ни от чего не зависим, мы гастарбайтеры и рассмотрим предложение любого, будь–то государство, страна, или республика. Или здравомыслящие люди.

В общем, не понравилось мне жить «КАК ВСЕ». Нужно было в 2000–м в аферисты перелицовываться. Вон им как живется. Не нужно рэкетировать, воровать, грабить, все в «сметах» заложено. Чтобы не попасть на соседние нары к Навальному, прилагаю характеристики.

Делаю это я от имени и по поручению БОМЖей РФ.

Талант, как показала история, рождается и в бараках, а развивается так это точно только в сараях. Потому что только там нужно залезть на дерево и срезать рогатку, оторвать от забора доску и выстрогать из нее пистолет. Сплести из лохмотьев куклу. А Вы у них даже ремесленные училища отобрали. Зачем они Вам, как созидатели, у Вас же Италия есть. Сейчас вон Китай наступает.

Разве можно с такими недостатками ввинтиться в новые веяния?

Благодарю за внимание.

Анатолий Корольков
Бывший Председатель Профсоюза краснодеревщиков И мастеров прикладных ремесел.
Бывший Председатель комиссии по Сохранению Мирового культурного наследия.
Бывший Советник–эксперт Межгосударственного Союза Городов Героев.
Пока еще Учредитель ООО ПО «Корольков и Партнеры».
Пока еще Ген. Директор ООО «Корад».
Телефон: 8 925–833–43—97
Пока еще 119034 , г. Москва, Пречистенка 10, каб. 60