Непрекращающиеся войны за результаты разумной деятельности человека мы наблюдаем как кризисы


Непрекращающиеся войны за результаты разумной деятельности человека мы наблюдаем как кризисы Вхождение территории в сферы негосударственного регулирования не является односторонним и позволяет национальным элементам сфер негосударственного регулирования (информации и знаний, обеспечения естественных потребностей, монетарного регулирования) участвовать в процессах негосударственного регулирования других территорий.

Эта война интересов внутри сфер нормативно–правового регулирования и между ними за полезные результаты договорных отношений с населением выражается в непрекращающихся коллапсах и кризисах локального и глобального характера.

Субъекты противостояний активных и пассивных действий, стремятся к получению преференций и достижению показателей, далеких от терминов гражданско–правовых договоров. Однако, именно действие физического лица всегда является конечной целью.
* Для получения административного ресурса необходимо решить вопрос с голосованием на выборах соответствующего уровня.
* Для обеспечения использования того или иного продукта для удовлетворения естественных потребностей необходимо наличие желания пользоваться тем или иным продуктом и технологией.
* Для распространения тех или иных знаний и убеждений нужен спрос на информационные продукты.
* Для обеспечения жизнеспособности конкретных монетарных систем, тоже необходимо обеспечение доступности, простоты использования и доверия к конкретным монетарным механизмам.

Сферы нормативно–правового регулирования тесно связаны и функционируют одновременно, причем для профессионального участника одной сферы интерес потребления состоит в продуктах, предоставляемых другими сферами нормативно–правового регулирования, при условии, что продукт собственной сферы нормативно–правового регулирования находится в непосредственной доступности.

Что касается члена общества, находящегося вне профессиональной деятельности нормативно–правового регулирования, например, находящегося на иждивении, проходящего обучение, нуждающегося в лечении, находящегося в преклонном возрасте или имеющего невостребованные компетенции, то такой член общества нуждается в продуктах всех сфер нормативно–правового регулирования, вне зависимости, нуждаются ли в этом члене общества напрямую профессиональные сообщества сфер регулирования.

Профессиональные сообщества могут не нуждаться в конкретном человеке напрямую, однако они всегда нуждаются в каждом разумном человеке опосредованно. Каждая сфера нормативно–правового регулирования нуждается как минимум в существовании общества и прежде всего в членах общества. На тот момент исторического развития, когда пополнение общества осуществлялось вне инструментов нормативно–правового регулирования, проблемы репродуктивного воспроизведения не существовало. Не существовала и проблема, связанная с обогащением, пока у членов общества была возможность собственного жизнеобеспечения, обеспечения без участия социальных механизмов. На бытовом языке «От современного «туземца» (речь, конечно, не о туземцах в прямом смысле слова, а о человеке любой национальности и расовой принадлежности) нечего взять полезного для Цивилизации, кроме него самого». Точнее, кроме его биологического материала, который может быть использован для обучения и получения человека разумного, обладающего компетенциями, полезными в современных общественных отношениях.

Когнитивные искажения и ортодоксальные взгляды создают ситуацию, когда политика начинает меняться при полном истощении ресурса или доведения ситуации до абсурда, несмотря на тот факт, что развитие ситуации и необходимость ее изменения становится очевидной гораздо раньше.

Когда речь идет о человеческом ресурсе, ситуация становится гораздо плачевнее, чем с истреблением диких животных. И хотим мы этого или нет интуитивно, ситуация неэффективного управления не просто очевидна, а находится в стадии ярко выраженного конфликта. И спекулянтам, и инженерам, и производственникам, и государственным служащим становится ясным беспредельность и неправильность того, чем они сами занимаются. Конечно, включаются механизмы самозащиты.

Кто–то подаст мелочь нищему, кто–то построит церковь, кто–то просто приютит бездомного котенка или щенка, кто–то попытается дать лучшее образование своему ребенку, кто–то начнет борьбу за нравственность, кто–то за трезвость, кто–то просто будет против.

Не лучше–ли просто включить свой мозг? Попытаться назвать вещи своими именами и увидеть собственную глупость в собственных действиях?

Достаточно сложно сориентироваться, если вам с молодости дали звериную конфронтационную модель поведения. Мир животных и мир разумных существ отличаются не только генетикой. Человек разумный должен получить социализацию не просто в человеческом обществе, но и во времени – массиве современных ему знаний об окружающем мире.

Получается, что несогласованная политика в сферах нормативно–правового регулирования возникает благодаря массовым противоречивым когнитивным искажениям исполнителей, даже самого высокого уровня, которых принято называть руководителями. И проблема не в том, что кто–то имеет не те компетенции, а в самом подходе.

Доходит до того, что непонимание ситуации может вызывать желание руководить тем, чем руководить не способен не только конкретный человек, но и отдельно взятый человек вообще.

Однако социальные механизмы основаны на физических процессах и создание организационных структур с любым положением или уставом практически сводится к деятельности в одной из четырех перечисленных сфер. Какая конкретная сфера фактически будет полем работы конкретного профессионального сообщества определяется квалификацией профессиональных исполнителей. Люди всегда достигают цели теми механизмами, которыми умеют пользоваться.

Зададим себе вопрос: «Может ли быть согласованная политика хотя бы между сферами нормативно–правового регулирования»?

Разделение на сферы нормативно–правового регулирования является следствием наличия противоборствующих интересов. Этот факт может значить лишь то, что деконфронтация возможна либо на почве объединения интересов профессиональных сообществ, либо профессиональной переориентацией сообществ, составляющих сферы влияния.

Вам не кажутся глупыми и жестокими сами сферы нормативно–правового регулирования и даже их названия? Конечно, ведь это противоборствующие сферы манипуляций Вами.

Вас поставили на шахматное поле как пешку, но только «играет» вами не один игрок, а сразу четыре, каждый из которых пытается поставить вас в удобное именно для него положение. А удобного положения для всех – по определению нет, есть только конфликт интересов: безальтернативно и фатально. Вами пробуют манипулировать, присваивая себе мифические права на то, что создано вашими предками, несмотря на то, что ограждаемое от вас наследие не имеет смысла, если не находится в вашей голове – в вашем сознании.

И главное, все действующие лица понимают, что не могут ничего сделать, кроме как превратить себя в нищих и окончательно недееспособных людей.

Не существуют знания на бумаге. На бумагах находятся слова и буквы, которые не работают вне конкретного человека, способного ими пользоваться.

Избавиться от явных заблуждений непросто, но придется. Все, чем вы продолжаете пользоваться – перестает работать. Это как кошмарный сон: «Враги вас перестали бояться, потребность в ресурсах стала потребностью во вторичном сырье, ваши боги брошены паствой, и вы один на всеобщем обозрении, а в руках у вас вместо оружия – массогабаритный макет. Вы посмешище, и вы один еще этого не поняли, и это еще больше веселит всех вокруг вас».

«Кухарка, домохозяйка, престарелый чиновник, страдающий лишним весом полицейский, банальный безработный – сегодня это главные персонажи войны виртуальных миров, спрятавшихся за маски сфер нормативно–правового регулирования между собой за призрачное господство на вашей кухне».

Анатолий Кохан