Правовое пространство


Правовое пространство

Проблемы системного представления нормативно-правовых актов

Введение

В процессе демократических преобразований в России, начатых в 90-х годах прошлого столетия, юридическая терминология в общении между людьми стала широко употребляться не только специалистами в юриспруденции, но и значительным количеством политиков и общественных деятелей, журналистов и писателей, а также широкими слоями населения. Употребление таких терминов, как «система права», «правовая система», «правовой режим», «правовое поле», «правовое пространство» вне рассмотрения и понимания контента зачастую вносит хаос в процессы нормотворчества и правоприменительной практики, что в свою очередь усугубляет возникновение конфликтных ситуаций между различными социальными группами, а зачастую и негативно влияет на судебную практику.
Основной целью исследований является выявление общих характерных черт и различий между вышеприведенными терминами, а также попытка оценить влияние их использования на сознание широких слоев населения.

Правовая терминология

Понятие права – важнейший компонент юриспруденции. От понимания права во многом зависит постановка задачи научных исследований, а также общая ориентация юридической практики. Задача научного познания заключается в том, чтобы за многообразными проявлениями права в общественной жизни попытаться найти его действительную сущность, социальную природу и общечеловеческую ценность. Каждое государство с учетом различных этапов своего развития имеет свое право, как совокупность норм и правил. Основная сложность в исследовании права, проявляется в том, что само по себе право не является материальным объектом, который сохранял бы свои свойства на протяжении длительного времени. Право – это не артефакт, старинный сосуд, созданный во времена Аристотеля и Платона. Право – это, прежде всего, сознание людей, их воля и действенность, которые привели к изложению своего миропонимания в виде информации на каком-либо материальном носителе. Сама по себе глиняная дощечка или папирус не может быть объектом правового исследования и, соответственно, источником права. А нанесенная на них информация в той или иной языковой форме в виде так называемых законов, инструкций и правил (причем не для тех, кто это написал, а для тех, кто должен читать) предназначена для однозначного понимания и использования данной информации в качестве руководства к действию. В каком-то смысле, право является продолжением понятия «культура» (лат. cultura), которое означает «почитать, чтить; уважать, оказывать внимание; обходиться, обращаться, поступать; украшать; усердно заниматься, деятельно осуществлять, насаждать, изучать; заботиться, окружать вниманием; обитать, жить, населять; разводить, взращивать; обрабатывать, возделывать». Понятие «культура» охватывает всю совокупность традиций конкретного сообщества, определяющего поведение его членов, включая и качественное своеобразие этих традиций в данное время и конкретном месте. Сложность исследования права заключается в рассмотрении абстрактных категорий, которые зачастую нельзя пощупать руками, увидеть, измерить и т.д. Поэтому появление понятий «правовая система» и «система права» является результатом умозаключений ряда теоретиков в области права для того, чтобы придать рассматриваемому абстрактному объекту характерные черты в виде общих свойств этого объекта, его структуры, а также элементов этой структуры и их взаимосвязь.

Система права и Правовая система

В юриспруденции под системой права понимается ее внутреннее строение, которое выражается в единстве и согласованности действующих в стране правовых норм и вместе с тем в разделении права на относительно самостоятельные структурные элементы (рис. 1)
Одной из главных характеристик «системы права» считается объективность, поскольку не может создаваться по субъективному мнению людей и не учитывать объективные потребности общества в целом. Такой традиционный тезис противоречив сам по себе, а кроме того противоречит принципам системного подхода. С точки зрения системного подхода такое представление «системы права» не учитывает внешние воздействия (например, военную или экономическую агрессию со стороны других государств) и внутренние противоречия между различными социальными группами, а соответственно и необходимость изменения принятых ранее элементов или норм права.
К сожалению, такой фактор как «время» практически не учитывается, соответственно, и в правотворческой деятельности отсутствует практика согласоwвания процессов функционирования системы права. Изменение тех или иных норм происходит на самом деле не на основании объективных потребностей общества, а на основании субъективного мнения ряда законодателей, которое зачастую формируется различного рода лоббистскими группами.
Практически ни один существующий закон не предусматривает длительность его действия до тех пор, пока в обществе не созреет конфликтная (революционная) ситуация, требующая своего разрешения, а затем и правового регулирования.
В этом смысле принципы, заложенные международным сообществом в стандартах «Системы менеджмента качества» (СМК) ISO – 9001, являются более «продвинутыми». Эти принципы обуславливают необходимость постоянного мониторинга регламентов и их исполнения не только самим предприятием или организацией, но и сертификацию сторонней уполномоченной организацией с целью выявления несоответствий.
Таким образом, можно отметить, что основным недостатком применения понятия «Системы права» является отсутствие свойств самой системности. Сложившиеся за многие годы (столетия) в юриспруденции понятия «Системы права» отражают в большей степени классификацию нормативно-правовых документов. В данной системе не предполагается наличие формального языка описаний, как это делается для технических систем – например, языка спецификаций и описаний (Specification and Description Language – SDL). Тогда, «Систему права» можно было бы представить одним из способов описания в виде системы, подсистемы, блока, и т.д. (рис.1). Под спецификацией понимается точное формальное определение системы или ее части, под описанием – неформальная спецификация, иллюстрирующая тот или иной аспект системы. Описания используются на ранних этапах разработки системы или для ее документирования, спецификации – на стадии детального проектирования, и по ним предполагается автоматическая генерация программного кода. Тот факт, что для этих разных этапов разработки системы предлагается один язык, является несомненным достоинством SDL, поскольку в этом случае преодолевается проблема семантических разрывов. Основным достоинством SDL является наличие графических конструкций для наиболее полной передачи понимания от одной группы разработчиков другой.
Каждое из государств имеет свое право. В различных странах оно сформулировано на разных языках и создано для обществ с весьма различными традициями, правилами поведения, религиозными верованиями и культурой. Само понятие «Правовая система» по историческим меркам возникло совсем недавно – в середине 90-х годов прошлого столетия.
Как отмечает А.В. Малько, термин «Правовой системы» «содержит комплекс всех юридических явлений, включающий как позитивные, так и негативные составляющие». Если к позитивным составляющим, по его мнению, следует отнести само право, правовую систему в целом, юридическую практику, правосознание и правопорядок, то к негативным относятся противоправные явления, препятствующие положительной юридической деятельности. Правовая система выступает в качестве нормативно-упорядочивающей составляющей правовой жизни, создает условия для ее стабильности и нормального протекания. В свою очередь качественное состояние правовой жизни общества на конкретном этапе его развития определяется в теории права при помощи термина «правовая культура».

Некоторые исследователи при изучении вопроса о возможностях соединения в правовой системе разнообразных правовых явлений различают пять уровней правовой системы:
* субъектно-сущностный;
* интеллектуально-психологический;
* нормативно-регулятивный;
* организационно-деятельностный;
* социально-результативный.

Основной закономерностью развития «Правовой системы» является необходимость приведения в соответствие правовых явлений фактическим общественным отношениям. Данная закономерность также имеет много аспектов и включает в себя проблемы адекватности отражения общественных потребностей в нормах права, своевременного изменения законодательства, качества правового регулирования. К сожалению, это происходит не автоматически, а путем проб и ошибок законодателей. Для снижения количества таких ошибок необходимы специальные организационно-правовые технологии с соблюдением процедур и правовых стандартов.
Несмотря на то, что очень часто термины «Система права» и «Правовая система» используют как тождественные понятия, в настоящее время принято их различать. В сжатом виде это различие можно сформулировать как «Система права» – это форма нормативно-правовых актов, а «Правовая система» – это конкретное содержание нормативно-правовых актов, позволяющих государству осуществлять властные функции в конкретный исторический период. Таким образом, представление нормативных актов в виде конечного автомата с памятью могло бы дать формальное описание процессов. Такой подход, по моему мнению, позволил бы проводить целую серию проверочных действий на «зацикливание», наличие «висячих веток», соответствие алфавита (тезауруса) в различных нормативных документах, условия перехода системы из одного состояния в другое и т.д.


«Правовое поле» и «Правовое пространство»

Терминологически «Правовое поле», «Правовое пространство», «Правовая система», «Система законодательства» и т.д. очень часто употребляются как синонимы по отношению к терминологической паре «система законодательства». Все эти рассуждения напоминают просто спор о терминах как некоторые схоластические рассуждения. Однако, некоторые исследователи пытаются детально изучить «внутреннее содержание» и «характеристику» «правового поля» как вторичного социального явления.

На мой взгляд, использование термина «правовое поле» не совсем адекватно. Так, например, в словаре Ожегова можно увидеть следующие определения понятия «поле»:
* безлесная равнина, пространство;
* большая ровная площадка, пространство, специально оборудованное, предназначенное для чего-нибудь;
* край шляпы, отходящей в сторону или вниз от тульи;
* область деятельности, поприще;
* обрабатываемая под посев земля, участок земли;
* основной цвет, фон под узором;
* пространство, в пределах которого проявляется действие каких-нибудь сил;
* работа, исследовательская деятельность в природных, естественных условиях;
* чистая полоса вдоль края листа в книге, тетради, рукописи.

Таким образом, можно сказать, что понятие «поле» подразумевает «нечто» неподготовленное или подготовленное для чего-то, т.е. для осуществления каких-либо действий на этом «нечто». Пояснить пустоту данного термина по отношению к юридическим аспектам можно на примере понятия «футбольное поле». Т.е. «футбольное поле» существует, а что на нем делается, кем и когда – записано в футбольных правилах, но сами правила существуют вне «футбольного поля». Аналогичным образом можно определить понятия и «поле битвы», и «поле информационного противоборства» и т.д.
Учитывая, что по Ожегову понятие «поле» и «пространство» почти тождественны (т.е. одно понятие раскрывается через другое), то рассматривать понятие «правового пространства» как самостоятельной категории большого смысла нет, если в него не вкладывать математический смысл рассматриваемой проблемы. В математике существует такое понятие как описание системы в «пространстве состояний» в виде конечного автомата.
С «наивной» точки зрения пространство — логически мыслимая форма (или структура), в которой осуществляются другие формы, а также те или иные конструкции. «В современной математике пространство определяют как множество каких-либо объектов, которые называются его точками; ими могут быть геометрические фигуры, функции, состояния физической системы и т.д. Рассматривая их множество как пространство, отвлекаются от всяких их свойств и учитывают только те свойства их совокупности, которые определяются принятыми во внимание или введёнными (по определению) отношениями. Эти отношения между точками и теми или иными фигурами, т.е. множествами точек, определяют «геометрию» пространства. При аксиоматическом её построении основные свойства этих отношений выражаются в соответствующих аксиомах...» .
Специалисты в области права считают, что «правовое поле» – это «вторичная социальная система», которая выражает информационные интересы о правилах поведения первичной социальной общности. Таким образом, попытка выражения одних системных представлений через другие системные представления различных отраслей знаний является некорректным. Считается, что «правовое поле» – это поле, на котором конструкторы юристы моделируют интересы различных социальных групп и затем создают нормативные акты для того, чтобы учесть поведенческую модель человека.
Но это как в случае с футболом: на поле выходят играть футболисты, их игру контролируют судьи, есть отведенное место для запасных игроков, тренеров и т.д. Можно сказать, что если все заинтересованные люди приходят на стадион и не знают правил, то смысла в такой игре нет – правила не меняются в процессе игры.

Выводы.

Краткий обзор понятий, используемых в юриспруденции, показал неочевидность использования той или иной терминологии. Использование терминов «системы» носит неоднозначный характер, так как чаще всего различные «системы» определяются либо как одна через другую, либо изначально противопоставляются друг другу.
Нормативно-правовые акты – это не что иное, как алгоритм (программа), в соответствии с которой должен осуществлять свою деятельность каждый индивид в правовом государстве. Однако многообразие законов (и их количество), появляющиеся на свет как результат консенсуса различных противоборствующих сторон не позволяют создавать непротиворечивые нормативно-правовые акты. Представляется, что противоречивость нормативно-правовых актов можно снять за счет введения в практику действительно принципов системного подхода и системного анализа с использованием методов математического (программного) моделирования. В настоящее время средства вычислительной техники обладают мощными параметрами, а системы моделирования технических систем на основе систем объектного программирования стали такими, что не требуют специальных навыков программирования.
Представляется, что моделирование введенных и вводимых в действие нормативно-правовых актов на непротиворечивость и целостность может стать одним из важнейших направлений деятельности в области правовой информатизации

Сергей БОЧКОВ