Жидкое золото, материальное и виртуальное


Жидкое золото, материальное и виртуальное Александр Лежава расскажет много интересного – о жидком золоте

Эта заметка будет вновь посвящена золоту. Однако речь пойдет не о желтом драгоценном металле, а о гораздо более знакомом и любимым многими жидком золоте – пиве. Пятьсот лет назад 31 октября 1517 года монах-августинец из Германии, которого звали Мартин Лютер, направил своему архиепископу документ, в котором выражал определенную озабоченность в связи с некоторыми практиками официальных представителей католической церкви. Так было положено начало процессу, получившему название Реформации. Она была связана не только с изменениями в мировоззрении значительной части населения нашей планеты, но и с тем, что они ели и пили. Прежде всего это относилось к такому распространенному в мире и особенно любимому в родной для Лютера Германии продукту – пиву.

В те годы пить воду было опасно, и вместо нее все пили пиво. Это было естественной и общей чертой для всех домохозяйств. Пиво варили не столько ради удовольствия, сколько исходя из медицинских соображений, так как при его изготовлении использовались различные растения и травы в качестве непосредственного питания. Пиво было источником калорий и полезных веществ для бедных слоев населения, не имевших доступа к богатому полезными веществами продовольствию.

В начале XVI века католическая церковь держала производство пива под своим жестким контролем. У нее была монополия на gruit – смесь трав, растений и специй (медоносы, полынь, тысячелистник, будра плющевидная или собачья мята, вереск, розмарин, ягоды можжевельника, имбирь, корица), используемых для придания пиву вкуса и аромата и в качестве его консерванта. 

Изменения в производство пива принесло широко распространенное зеленое растение – хмель. Оно имело непосредственную взаимосвязь с религиозным восстанием. Лютер и его последователи пропагандировали использование хмеля в пиве в качестве акта неповиновения католической церкви. 

К тому же на хмель не распространялось налогообложение. Его считали сорным растением, и оно росло совершенно свободно. Одной из причин этого могло быть мнение, высказанное немецкой аббатисой и мистиком XII века Хильдегард. Она провозгласила, что хмель не подходит человеку, поскольку «печалит душу человека и давит на его внутренние органы».

Шаги по использованию хмеля в пивоварении предпринимались и чуть ранее официального начала Реформации. Так в 1516 году в Баварии был принят закон, согласно которому должно было производить пиво с использованием исключительно хмеля, воды и ячменя. Однако лишь бунт Лютера придал существенное ускорение использованию хмеля. Если ты был пивоваром-протестантом и хотел продемонстрировать свое отношение к католической церкви, ты использовал хмель вместо церковного набора растений.

То, что хмель не подпадал под налогообложение, было лишь частью картины. Не менее, если не еще более важным свойством хмеля для нового движения были его великолепные свойства как консерванта. Все применявшиеся ранее травы и специи обладали этими свойствами, но применение хмеля позволяло транспортировать пиво на дальние расстояния. Это превращало его в единицу международной торговли, расширяя товарообмен и тем самым символизируя растущий класс торговцев, непосредственно связанных с капитализмом и протестантской деловой этикой.

Другой характерной чертой были седативные свойства, присущие хмелю. Это могло бы выглядеть как недостаток, но на деле предлагало удачную альтернативу, поскольку многие травы и специи, использовавшиеся церковью в приготовлении пива, обладали галлюциногенными свойствами и были афродизиаками. Результат их употребления мог быть столь же буйным, как и немецкие традиции в отношении пития. Поэтому, чтобы дистанцироваться от папских крайностей, протестанты предпочитали употреблять пиво, содержавшее хмель. К тому же это естественным образом наносило удар по финансам церкви и пополняло казну реформатов.

Жена Лютера, беглая монахиня Катарина фон Бора, также открыла свою пивоварню, ежегодно производившую тысячи пинт пива, к бесконечному восторгу ее мужа.

Появление печатного станка лишило католическую церковь контроля над печатным словом, что позволило развернуть широкомасштабную пропаганду идей реформации, а применение в пивоварении хмеля лишило ее контроля над этой отраслью экономики, нанесло удар по ее финансам и перенаправило значительные финансовые потоки из рук слабеющей церкви в карманы набирающих силу пивоваров и торговцев.

О виртуальном и материальном

Вряд ли кого-то надо убеждать в том, что между реальными материальными ценностями и «богатством», существующим только в электронном виде, есть огромная разница. Когда такое виртуальное «богатство» может исчезнуть или быть конфисковано одним нажатием клавиши, возникает огромный вопрос: насколько реально могут быть защищены ваши личные финансы и сформированные таким образом сбережения?

Регулярные взломы и похищения персональных данных клиентов и средств из самых разных компаний и банков наглядно свидетельствуют о том, что от их потери не защищен практически никто. Самый яркий пример последних дней – это история о том, как антивирус Касперского совершенно случайно скопировал секретные файлы Агентства национальной безопасности США. И это не какой-то специально разработанный для хищения данных и/или средств со счетов вирус, а обычный антивирус, стоящий на десятках миллионов компьютеров по всему миру, а АНБ – это тоже далеко не рядовой пользователь с обычным настольным компьютером, ноутбуком или планшетом.

  С учетом того, что тот или иной антивирус стоит практически на всех компьютерах, нет никакой гарантии в том, что в один совсем не прекрасный момент они не изменят свою защитную функцию на что-то совсем иное.

Возможно, этого даже и не потребуется. Ведь никто кроме их разработчиков не знает, какую именно информацию они передают на соответствующие сервера. В том числе там могут быть и пароли к системам удаленного доступа к банковским счетам и прочая чрезвычайно чувствительная для их владельцев информация. К тому же создавая такой продукт, его разработчики отчетливо представляют его слабые места и то, как его защиту можно обойти.

Всё то же самое относится и к используемым клиентами системам удаленного доступа к своим банковским счетам.

Одним из преимуществ наличных – бумажных банкнот и монет – является то, что их невозможно похитить, взломав компьютер пользователя из любой точки света. И пусть современные бумажные валюты ни в коей мере не являются твердыми обеспеченными деньгами как физическое золото и серебро, но, по крайней мере, они обладают некоторыми существенными удобствами, характерными для материальных активов. Они не зависят от работы банков, систем связи, энергетики и всего того сложного механизма, обеспечивающего функционирование безналичных расчетов, сбой в любом из элементов которого приводит к фактическому параличу всех расчетов.

Именно в этом заключается принципиальное отличие наличных от любых безналичных расчетов, будь то с помощью традиционных валют, выпускаемых центральными банками, или все новых и новых криптовалют. Любые наличные вне всякого сомнения являются гораздо более «низкотехнологичными» инструментами расчетов по сравнению с высокотехнологичными безналичными платежами, но в то же самое время они являются гораздо более надежным и защищенным инструментом, который менее подвержен сбоям в его функционировании, а если он и произошел, то затронул лишь отдельных лиц, а не всю или значительную часть всей системы расчетов.

Другим столь же важным элементом наличных является возможность формирования сбережений вне существующей банковской системы. При наличии свободного выбора каждый человек самостоятельно оценивает свои риски. В случае со сбережениями он или она может как положить имеющиеся у него средства на банковский счет в надежде, что банк не разорится, а он или она получит какой-то дополнительный процент на свои сбережения, так и хранить их в наличной форме в банковской ячейке или дома под матрасом, предпочитая не получать дополнительные проценты по вкладу, но и не рискуя потерять основную сумму.

В случае полностью безналичных расчетов такой выбор у человека будет полностью отсутствовать, а с учетом состояния мировой финансовой системы у него или нее будет лишь выбор между плохим и еще худшим или, иначе говоря, только между названиями того или иного банка в случае традиционных валют или той или иной лавочки, выпускающей криптовалюту. И это, не говоря уж о том, что государство в любой момент по тем или иным причинам, в том числе и по ошибке, может наложить арест на любой безналичный счет, а то и конфисковать находящиеся там средства клиента.

В современную эру электронных расчетов, где наличные занимают менее 10% обращающихся средств, физическое золото и серебро представляют лишь крохотную каплю в океане того виртуального электронного «богатства», которое может быть захвачено с помощью чисто компьютерных методов. Хотим мы или нет, но подавляющее большинство населения планеты тем или иным образом участвуют в безналичных расчетах, в том числе и с использованием пластиковых карт. Вопрос заключается в том, полагаться ли на 100% на исключительно цифровые финансы и экономику без какой-либо оглядки на материальные активы или нет. Поскольку наступление того момента, когда размещенные на безналичных счетах средства окажутся в полной безопасности, не просматривается, а времена и обстановка, в которой мы живем, становятся все более нестабильными и рискованными. Для целей сбережения своих средств обычным людям имеет смысл не зацикливаться исключительно на высоких технологиях, а уделять гораздо более серьезное внимание вечным ценностям физического золота и серебра, никак не связанным с виртуальным пространством.