Волнение в кибер-океане


Волнение в кибер-океане Сегодня, без преувеличения, можно говорить о том, что интернет стал обычным и даже необходимым компонентом жизни. Простые граждане, обычные люди используют интернет и как цель, и как средство все шире. Интерес к самому процессу и к высказыванию собственного мнения по всем вопросам не ослабевает, а растет. Создаются все более многочисленные дискуссионные площадки, где пользователи находят единомышленников или дают отпор оппонентам. Этот процесс становится необратимым. Параллельно с этим, во многих странах растет недовольство действующими политическими силами и институтами, а также конкретными деятелями, попросту говоря «властями». Сегодня не нужен свежий номер газеты или журнала, чтобы прочитать критическую статью, просмотреть серию смешных и злобных карикатур в адрес лидера любой страны. Цифровые технологии создают неограниченные возможности «действовать сообща». А разве не под лозунгом «Пролетарии всех стран, объединяйтесь!» совершили самые выдающиеся свои деяния коммунисты в ХХ веке? Сегодня вместо этого лозунга есть слово «empowerment», которое достаточно сложно переводится, (расширение прав и возможностей), но фактически оно означает реанимацию этого лозунга, так как предполагает расширение возможностей не только у отдельных людей, групп, объединений, но и их готовность реагировать на политическую и экономическую действительность, которая вызывает недовольство. Это касается мирового сообщества в целом, и угрожает всем и всему, включая такие области, как внешняя политика, оборона и безопасность.

Интернет стал орудием и средством, создав новые, невиданные раньше возможности для привлечения внимания к наиболее острым проблема тех самых простых граждан – бывших пролетариев. Популярно мнение, что во всем мире власть узурпирована кастой политиков, которые перестали или не хотят понимать сограждан. Да и сами институты власти кажется заняты обслуживанием самих себя.

Экономические элиты сформировали международные институты в собственных интересах. Рядовые граждане оказались брошенными. Из жизни общества ушло не только чувство солидарности, но и само это слово. Социальные классы отдалились друг от друга и стали совершенно чужими. Богатые не живут рядом с бедными и не контактируют с ними. Зато коммуникационные технологии как никогда связали людей, дав возможность быть в курсе самых горячих событий дня. Намного понятней стало как действуют крупные корпорации, оборачивая в свою пользу крупнейшие контракты, не заботясь об интересах потребителей – простых гражданах.

Интернет-ресурсы и их многочисленные приложения дают возможность всем получать и распространять информацию в режиме реального времени. Интернет обеспечивает наглядность, дает возможность наблюдать, осуждать и преследовать, превращаясь в «пространство», где становится очевидным меняющийся баланс сил между отдельными субъектами, группами, властями и компаниями.

Возникают все новые способы использования цифровых технологий в целях выражения протеста, а властям по всему миру приходится к этому приспосабливаться. Все заснятое на мобильные телефоны, начиная с обычных бытовых скандалов до катастроф и преступлений, мгновенно оказывается в социальных сетях. Такие репортеры-активисты создают побуждающие к действиям хештеги, которые быстро распространяются и по всей стране, и по всему миру.  В самой основе создания инфраструк­туры интернета лежала идея «свободного обмена информацией». Наиболее важным элементом стала привязка защиты и поощрения всеобщих прав человека к свободному обмену информацией и открытости интернета как способа самовыражения и свободы слова. Флагманом всех этих новаций выступили Соединенные Штаты Америки. Но когда WikiLeaks обнародовал секретные документы о военных операциях американцев в Ираке и Афганистане, а затем переписку американских дипломатов, изумление, своеобразный шок охватил «мировую паутину», и тем не менее, никаких тектонических сдвигов или существенных изменений в мировой политике не произошло.

Автор этих «невероятных» разоблачений Джулиан Ассанж был убежден, что его разоблачения «взорвут мир». Однако, в итоге ни одна страна не разорвала отношения с другой, и ни одно правительство не ушло в отставку. С тех пор было еще несколько масштабных утечек секретных данных (и они продолжаются), но на мировую политику существенного влияния не оказывают. В целом, можно сказать, что государства уже выработали устойчивость, своего рода иммунитет к подобного рода утечкам.

Но ни что не проходит бесследно. У разоблачений все же был неоспоримый эффект: они еще больше усилили недоверие граждан к действующим политическим лидерам и институтам. Недовольство реальностью и желание защитить свое право «знать, что творится за кулисами большой политики» – раз уж на мировую политику и практику спецслужб повлиять невозможно – привели самых продвинутых из них в ряды так называемых «хактивистов».

Группа Anonymous  стала наиболее известной. Но на современном этапе эта группа отошла от преследования политических целей, убедившись в трудностях жанра. Правда, именно они (WikiLeaks и Anonymous) поддержали Эдварда Сноудена, сообщившего миру, что разведывательная деятельность спецслужб США и Великобритании была направлена не только против иностранных государств, но и против граждан США, а также против стран членов НАТО и стран Европейского союза.

Однако, эта волна стихла и в таком масштабе больше не поднималась.  «Активисты» полагались на коллективную силу отдельных участников, действующих таким образом, чтобы совокупный результат приносил пользу всем.  В чатах, где обсуждались цели и время выступлений, все происходило достаточно хаотично, а после первых успешных диверсий начались ожесточенные споры относительно дальнейших мишеней. Смутило, что WikiLeaks начали один за другим покидать ключевые сотрудники, обвинившие Ассанжа в нецелевом расходовании многомиллионных пожертвований. Были несогласные с его решением выкладывать в сеть секретные документы «без купюр», то есть со всеми именами и адресами, несмотря на то что это создавало угрозу жизни для некоторых из упомянутых лиц (например, информаторов в Афганистане). Как только Anonymous начали активно рекрутировать сторонников в Facebook и Twitter, их аккаунты были заморожены, а несколько их сайтов сами подверглись атаке и надолго «легли на дно». Наиболее активные его члены обсуждали возможность совместных действий иного плана.

Например, предполагалось, что опытные хакеры станут менять внешний вид сайтов при помощи defacement (атак искажения), оставляя на них призывы к протестам и другую подобную информацию, а активисты-любители будут помогать «раскручивать» эти акции в социальных сетях, через мессенджеры и т.п. Или же что активисты примутся взламывать почтовые серверы официальных лиц и государственных структур, скачивать переписку, а рядовые члены будут изучать ее на предмет компромата и помогать распространять его. Несколько таких диверсий даже смогли осуществить. Но в случае со взломом почтового сервера Национального комитета Демо­кратической партии США и Джулиан Ассанж, и другие серьезные источники уверяют, что информацию предоставил инсайдер. 

Первая хакерская волна сошла, но это не означает полного затишья. За первой волной приходит и вторая, и третья. Важно понять – в мире заявил о себе новый феномен, и будущее во многом зависит от того, найдется ли мощный объединяющий фактор, способный собрать и организовать миллионы рядовых граждан отстоять свое право на доступ к информации и достойную жизнь. Можно предположить, что объединить людей для достижения общей цели станет не сложней, а проще, поскольку стало ясно, каких результатов можно добиться сообща. Поэтому – политикам и партиям пора вспомнить о таких позабытых вещах как порядочность, честность и достоинство человека. Пришло время понять – политика должна служить не только самим политикам, но и интересам рядовых граждан. Миром правит здравый смысл, а не лидеры. Пора подумать, как поднять благосостояние обычных людей, куда уходят несметные богатства недр нашего огромного государства, как распределяются доходы от них. И лидеры, и партии уйдут с политической арены, просто исчезнут, если не найдут путей и способов решения этих вопросов. Таково требование времени, и звучать оно будет все громче. Нельзя допустить краха гос.системы и развала нашего государства, хватит двух крушений в веке 20-м.