Правительство и добыча криптовалют


Правительство и добыча криптовалют В августе 2017 года на сайте «РБК» появилась публикация о том, что российское правительство обсуждало вопрос о размещении майнинговых центров для «добычи» криптовалют (вопрос о размещении майнинговых центров для «добычи» криптовалют). Это наглядное свидетельство того, что спекулятивный рост мировой цены предложенных рынку иллюзий окончательно затуманил голову представителям высших эшелонов российской исполнительной власти. Жадность зашкалила, а разумные опасения и элементарный здравый смысл были полностью утрачены.

Может возникнуть вопрос, почему, казалось бы, внешне вполне разумная идея правительства заработать на этом растущем рынке за счет естественного преимущества страны – более дешевой электроэнергии – по сравнению с другими странами вызывает именно такую негативную реакцию? На это существует целый ряд причин, и несколько наиболее важных моментов стоит рассмотреть в данной заметке.

Первое, на что стоит обратить внимание, это кем в мире «добываются» криптовалюты. Если абстрагироваться от объемов добычи криптовалют той или иной страной и более пристально посмотреть непосредственно на тех, кто использует для этих целей свои вычислительные мощности по всему миру, то выяснится, что этим занимаются исключительно либо частные лица, либо частные же компании. Ни одна страна, включая Китай, на государственном уровне этого не делает по вполне понятным причинам.

Одно дело, когда подобными делами занимаются частные лица и компании. Это их средства, ресурсы и риски, и если они потерпят неудачу, то, в целом, это неприятно и может повлечь за собой для участников серьезные последствия, но в конечном итоге не смертельно. По большому счету нет особенно принципиальной разницы, на чем спекулировать – на луковицах тюльпанов или на криптовалютах.

Что разведение луковиц, что «добыча» криптовалют, в конечном итоге представляют собой ничто иное, как создание иллюзий. Хотя даже между этими двумя иллюзиями есть существенная разница: луковица тюльпана все-таки может представлять собой реальный товар в отличие от полной финансовой абстракции – криптовалюты, не способной существовать в отсутствии сложного компьютерного оборудования, систем связи и электроэнергии.

Как долго может продолжаться торговля иллюзиями? Ответ на этот вопрос довольно сложен, и наглядным подтверждением этого является подмена твердых обеспеченных денег необеспеченными бумажными валютами и их использование по всему миру на протяжении последних 45 лет. Однако можно с уверенностью говорить о том, что подобный процесс будет продолжаться лишь до тех пор, пока он либо выгоден организаторам подобной схемы, либо не лопнет сам по себе.

Является ли российское правительство в данном случае организатором схемы? Ответ на данный вопрос однозначно отрицательный, а это означает, что участие страны в подобных схемах на государственном уровне с тратой на эти цели общенародных ресурсов – строительство центров по добыче криптовалют, создание и/или приобретение специализированного оборудования для этих целей, трата энергетических ресурсов – сразу же ставит Россию в невыгодное положение. От нее не будет зависеть, когда в схему будут вноситься изменения, требующие полной замены установленного оборудования, не говоря уж о том, когда данной схеме будет положен конец, и она будет заменена новой схемой.

Способно ли российское правительство контролировать или хотя бы оказывать существенное влияние на поведение мировых биржевых цен криптовалют? Ответ также отрицательный со всеми вытекающими негативными для этого последствиями.

Ресурсы любой страны вне зависимости от ее размеров и экономической мощи всегда ограничены. Поэтому, если кому-то хочется осуществить экономическую диверсию в отношении того или иного государства, то подтолкнуть его сконцентрировать свои существенные общественные ресурсы на производстве иллюзий – это стратегически верный ход. Если вспомнить крах тюльпанной лихорадки в Голландии в первой половине XVII века, а государство в ней тогда не участвовало, то его последствия сказывались на экономике страны еще примерно около века. И это при том, что Голландия того времени была ведущей мировой экономической державой. Крах криптовалютных иллюзий может в итоге оказаться еще более разрушительным по своему характеру.

Если сейчас в России «добычей» криптовалют занимается сравнительно ограниченное количество частных лиц и компаний, то пример правительства по созданию майнинговых центров может подтолкнуть определенную, значительно большую, чем сейчас, часть населения последовать его примеру. Широкое привлечение гражданами заемных средств для достижения подобных целей в наивной надежде, что это вполне безопасно, раз этим занимается правительство, может создать колоссальную финансовую пирамиду и поистине гремучий коктейль к тому моменту, когда схеме будет положен конец.

Жажда возможной спекулятивной наживы настолько затуманивает разум членов российского правительства, что они сознательно или нет игнорируют то, кто является основным идеологом и реальным творцом криптовалют и блокчейн-технологий. И это не какой-то австралиец или вымышленный персонаж Сатоши Накамото, опубликовавшие в середине 2000-ых годов свои открытия в этой сфере, а рожденный в недрах Агентства национальной безопасности США и выпущенный в 1996 году документ, представивший и подробно описавший данную технологию.

Таким образом, может получиться так, что российское правительство при всех существующих трениях с нынешними американскими властями первым в мире может официально поддержать инициативу, предложенную не кем-нибудь, а одной из ведущих разведывательных служб США.

Подобная расстановка придает особую пикантность прошедшему заседанию нынешнего правительства России и в очередной раз порождает вполне логичные вопросы о том, в чьих интересах оно действует. Как это ни печально, но ни на лечение больных детей, страдающих редкими заболеваниями, ни на создание реальных производств, дающих новые рабочие места, и удовлетворение реальных нужд и потребностей наших граждан у властей обычно не находится свободных средств, но на то, чтобы пустить пыль в глаза, и разнообразные иллюзии, особенно когда они могут принести выгоду конкретным физическим лицам, находящимся при власти, финансовые и прочие ресурсы находятся всегда.

Возникает вопрос: станет ли в результате подобных действий правительства общество, в целом, богаче? Вряд ли, скорее даже наоборот, а это будет неизбежно означать новые повышения налогов и увеличение налогового пресса на предприятия и граждан, сокращение числа реальных рабочих мест и рост социального недовольства. Может быть, если подходить к данной проблеме именно с государственных позиций, правительству не стоит самому лезть в эту откровенную аферу, придуманную западными спецслужбами, а оставить это откровенно рискованное предприятие на готовый нести подобные риски частный сектор и заняться более серьезными и полезными для национальной экономики делами?

Александр ЛЕЖАВА