Не физкультурой единой…


Не физкультурой единой…

Не физкультурой единой…

В послевоенной Москве во дворах и коммуналках, на подоконниках школ мальчишки с увлечённостью заиграли в придуманный самими настольный «футбол» монетками и пуговицами в качестве игровых фигур на макетах футбольных полей собственного изготовления.

Откуда он пришёл, до сих пор остаётся тайной, понятно лишь то, что возник он от особенной любви этих мальчишек к возродившемуся после войны футболу. Эта детская забава не могла не появиться в то удивительное время, соединившее в себе праздничность победы и горечь недавних утрат, счастье возвращённых отцов с общей неприкаянностью и надеждой на новую жизнь.

Фантазией и талантом юных болельщиков нашего детства воплотилось это счастливое самобытное и оригинальное, по детски волшебное одушевление бильярда футболом.

В основу игровой техники легли традиции старинных щелчковых игр («Блошки», «Шашки», знаменитый «Чапай»).

Благодаря обретённым новым качествам очевидна несхожесть с другими играми этого жанра, следовательно, её оригинальность.

Она не футбол и не бильярд, а самостоятельный результат детского творчества с перспективой новых, в т.ч. художественных усовершенствований.

Недаром впоследствии были выданы патенты СССР и России на ряд вариантов и версий: «Таймбол» (№ 2101062, 1995 г.), «Плейнбол» (№ 6146, 1997 г.), «Мой футбол» (№ 25422, 2002 г., № 94869, 2009 г.) «Сантихоккей» (№ 99334, 2010 г.) и др.

Это была целая эпоха московской дворовой жизни – уникальное неформальное детско-юношеское движение. Со скоростью и размахом эпидемии охватило оно Москву, тогда ещё сравнительно небольшую (около 2 миллионов человек). Играли в переулках Сретенки и Мясницкой, на Арбате, Солянке, в Грузинах и Петровском парке, в Сокольниках и Лефортово. По приближённым подсчётам этой игрой увлеклось, несмотря на разные условия и препятствия, 20-30 тысяч мальчишек.

Официальные пионерия и комсомол всего этого «не заметили», школа – отнеслась настороженно, а родители – с опасением. Всё это только способствовало процветанию игры.

Так или иначе, на наших глазах и с нашим участием зародился особенный творческий этап истории московской игровой культуры. По разным причинам он остался практически не изученным.

А жаль! Ведь он оставил яркий след в памяти и душах людей, а для многих в то время оказался во многом поучительным и даже спасительным. Благодаря своей доступности и независимости. Но это уже другая тема, которую теперь именуют официально как «формирование и совершенствование здорового образа жизни».

И ещё любопытные факты.
В 1948 году в г. Магадан московские школьники, приехав туда с родителями, привезли «монетбол», где он некоторое время (до поры взросления) радовал ребят из 1-ой и 2-й школ. Известны даже участники этих событий.
Несколько лет назад, на программе ТВ «Однокашники» Михаил Боярский рассказал о том, как в отрочестве в Ленинграде вместе со своими соучениками играл в пуговичный футбол в их музыкальном училище. Исполняли они это … на крышке рояля.
Первым, кто напомнил своим читателям о феномене «Монетбола» (это наш местный термин со Сретенского бульвара, школы № 276) замечательный человек, спортивный писатель и журналист Александр Павлович Нилин в своей книге «Видеозапись» (Москва, Советская Россия, 1985 год, С. 41-42).

Привожу две выдержки из неё:
«И сейчас с азартом и удовольствием играют в настольный футбол, в настольный хоккей. Я и сам несколько раз в них играл и с детьми, и со взрослыми. Но ничего общего и похожего с игрой в пуговицы, чем так увлекались мы в самом начале пятидесятых годов, конечно же не почувствовал. … Эту игру я смело бы назвал игрой воображения».
И дальше: «Интересно, что большинство из тех, с кем играл я в пуговицы, стали журналистами, правда, неспортивными … они заведуют теперь отделами в солидных изданиях, члены редакционных коллегий».
Подобное наблюдали и мы в нашем кружке. Он состоял из 22 человек и существовал с 1948 г. по 90-е годы, с переменной естественной интенсивностью. «Увы, мы всё-таки выросли … из пуговичного футбола как из гоголевской шинели. И, может, потому стали такими, какими стали» (А. Нилин): учёные (доктора и кандидаты наук) – 45%, ответственные работники и штаб-офицеры – 23%, рабочие и служащие – 10%, по 22% нет данных.

Следующий этап.
В 1992 году вышел трогательный ностальгический фильм режиссёра Алексея Габриловича и кинодраматурга Александра Марьямова «Дворы нашего детства» (в составе сериала из трёх кинофильмов-воспоминаний). Его исполнители – замечательные артисты играли самих себя: Лев Дуров, Валентин Гафт, Александр Збруев и музыкант-джазист Алексей Козлов. Они рассказывали о своём (и нашем) послевоенном московском детстве, показывали в т.ч. игры той поры, которые мы теперь вспоминаем.
Позже, уже в бытность главным редактором журнала «Спорт клуб», А.П. Нилин инициировал публикацию нашей статьи «Настольные страсти» (01-02, 2000. С. 26-29) с эпиграфом Никиты Павловича Симоняна «… интересный прецедент появления оригинального национального вида спорта». В ней мы вместе с Львом Дуровым, Александром Марьямовым и Алексеем Козловым (бывшие участники кинофильма «Дворы нашего детства») вспоминаем, как возникло это удивительное движение.
Встречи со спортивно-игровыми авторитетами: профессор О.В. Матыцин, олимпийский чемпион Н.П. Симонян, академик С.Д. Неверкович укрепили нас в общественной полезности задуманного. Казалось, что наступающее тысячелетие несёт серьёзные обновления.
Одним из необходимых условий развития всякого общества и во все времена является гармоничность сочетания нравственного и физического здоровья его членов. Нарушение этой гармонии всегда чревато тяжёлыми социальными недугами и даже бедствиями. Печальным историческим примером, как ни парадоксально, может служить Германия 30-40-х годов ХХ века – одна из самых развитых в то время стран Европы.
Основной инструмент этой гармонизации – национальная культура в самом широком смысле этого понятия, в первую очередь (а это буквально), её древнейшая форма – культура игровая (ИК), а за ней, как производная первой – физическая культура (ФК).
Игра исторически предшествует языку, наскальному рисунку, письменности. Играть человек начинает с бездумного младенчества, играют почти все высшие животные.
Самостоятельность ФК и ИК как форм культуры очевидна, но очевидна и неразличимость их общей границы, благодаря глубокому взаимопроникновению. Однако, эту границу необходимо тщательно различать, творчески «возделывать», не забывая при этом, что это всё-таки «граница».
При этом, к сожалению, приходится констатировать, что в нынешнем, в т.ч. официальном языке отсутствует необходимый точный и многомерный термин – «игровая культура», без которого нам не обойтись.
Существует не менее 30 серьёзных трактовок понятия «игра» (а насчитывается более 200), пришедших в т.ч. из древности (Гиппократ, Платон, Ж.-Ж. Руссо, К.Д. Ушинский, Л.С. Выгодский, И.П. Павлов, Ф. Шиллер, А.С. Макаренко, В.А. Сухомлинский и мн. др.). Мы придерживаемся трактовки нашего соотечественника – историка культуры Ю.М. Лотмана: «Игра – это вид непродуктивной деятельности, мотив которой не в результате, а в самом процессе». Т.Е. игра – это не научная дисциплина, а скорее форма искусства, и требования к ней … соответствующие.
Игра открывает путь к самопознанию через необходимость обнаруживать благородство, великодушие, справедливость, взаимовыручку, дружество и даже самопожертвование.
Игра – школа чувств, жизни, окружающего мира, в самом широком смысле она источник правил, умений, мечты, а стало быть тренинг воображения – путь к творчеству.
Важнее всего то, что она естественная потребность и неотъемлемое право детства, юности и зрелости.
Хотелось бы знать, есть ли в мире хотя бы одна конституция, в которой закреплено это право.
Ещё в 1980-е годы академики Е. Велихов и П. Капица предупреждали педагогическое сообщество о необходимости пересмотра отношения к досугу подрастающего поколения в условиях научно-технической революции и, тем более, её последующих этапов. Их опасения, как мы теперь видим, были более чем своевременны и основательны, а наша неготовность неоправданной.
В «искусственный вакуум» устремились нарко – и лудомания, фанство, экстрим, игровой рынок заполнен продукцией не только чуждой российскому менталитету, но и просто «настораживающей». В результате российская национальная игровая культура оказалась вытесненной из семьи, школы, «со двора» и вообще из социального досуга. При этом уместно упомянуть первого наркома просвещения РСФСР академика А.В. Луначарского: «Игра в значительной степени основа всей человеческой культуры».
Поучительный пример из истории нашего государства. Уже в 1934 году при Коллегии Наркомпроса (нарком А.С. Бубнов) был создан Комитет по игре и игрушке, результаты деятельности которого хорошо известны старшему поколению.
При Домах пионеров, клубах, в пионерских лагерях, садах и парках были образованы игротеки, прокат игр на дом, появились музеи игрушек и даже соответствующие научные учреждения. Было налажено производство отечественных игр и игрушек, открылись соответствующие детские магазины. Как ни странно для того времени, игры не были политизированы.
Случайно или нет исчез сам термин «ИК», не нам судить, ясно только, что суть этого понятия стёрлась, растворилась в некой никчёмности.

Президент РФ В.В. Путин:
«Нужны новые формы работы, широкий выбор не только спортивных, но и оздоровительных занятий, прежде всего, для детей младшего возраста. Именно в этом возрасте, как мы знаем, на всю жизнь закладываются привычки и интересы, и нужно их сформировать» (Российская газета, 2013, 13.12).
И эти формы, в первую очередь, мы находим в национальной игровой культуре, о которой мы почти «забыли».
При этом российское игротворчество живо, ибо неиссякаем наш народный энтузиазм. Мы не имеем права игнорировать национальные игровые традиции – они живут и питают наш менталитет, нашу культуру, жизнь. Наш долг их изучать, сохранять и развивать.
В это время оказались доступны для серьёзных разработок новых идей гранты, сравнительно небольшие, но реальные (в отличие от лет последовавших). Грант фонда Сороса и два гранта Комитета по делам семьи и молодёжи г. Москвы позволили объединить в творческий коллектив группу изобретателей новых (не имеющих аналогов) московских обучающих-развивающих игр различной направленности и жанров. Была разработана техническая и методическая документация, изданы две книги и изготовлены опытные образцы игр.
Таким образом, появилась возможность демонстрации игр на ВВЦ, в т.ч. на «Спортлэндах», в СК «Олимпийский», К-КЗ «Россия», МГДТД на Воробьёвых горах, в Лужниках и мн. др. (ныне таких возможностей нет).
Этот процесс внимательно наблюдал наш добрый друг, замечательный детский писатель Г.Я. Снегирёв, большой знаток московских дворов нашего послевоенного детства. Он дал ему название «Наш Олимп» и увидел в нём не только возрождение из прошлого удивительного игротворческого детско-юношеского движения, но и целесообразность воссоздания общедоступной всероссийской игры (тоже движения) в наши малые олимпийские игры (НОРД-ЮН).

К тому времени уже упомянутая группа московских авторов – специалистов в различных областях знаний (конструкторы, технологи, педагоги, психологи, юристы, математики и пр., в т.ч. доктора и кандидаты наук) разработала универсальный Игрокомплекс «Наш Олимп» (НО), по сути многопрофильная игротека семи (условно) тематических направлений из воспитательных, обучающих, развивающих в т.ч. физически, отечественных игр, не имеющих аналогов:
Настольные игры, моделирующие и театрализующие футбол, хоккей (Плейнбол, Мой футбол, Сантихоккей);
Бильярды скольжения (Бильярд с фишками, Бильярд-щелчок и др.);
Интеллектуальные игры за шахматной и специальными досками (Кингчесс, Президентские и Московские шашки, Пятёрка и др.);
Настольная система логических игр «Пентарадуга» (более 20 версий);
Командные игры с мячом на площадках и воде (Футволей, Бакенбол и др.);
Развлекательные игры (в помещениях и на открытом воздухе);
Система психолого-коррекционных игр «Мазартика».

На 19 базовых НО-игр выданы патенты РФ, свидетельства РАО. Общее число игр с вариантами и версиями – около 50.
НО-игры прошли весьма широкую апробацию, в т.ч. на постоянной основе (по 3-5 лет) в школах, ВУЗах, домах детского творчества, спортивных учебных заведениях, в инвалидных и специальных интернатах, сезонных лагерях, в шахматно-шашечных центрах, на стадионах и спортзалах и проч., о чём свидетельствуют соответствующие документы.
В 2003-2004 годах в рамках межрегиональных детско-юношеских образовательных конференций, проводимых Общероссийской общественной организацией НС-Интеграция в ДДО Управделами Президента «Непецино» были организованы три чемпионата по НО-играм, с участием школьников и студентов более чем из 30 регионов по 10 НО-дисциплинам с награждением победителей специально разработанными знаками НО-символики.
По результатам различных форм апробации собран обширный материал: отзывы внимательных и добросовестных высококвалифицированных специалистов (педагоги, преподаватели ВУЗов, психологи, юристы, спортсмены, медики, общественные деятели, в т.ч. доктора и кандидаты наук), организаторов досуга и отдыха, родителей, играющих (школьники, студенты, взрослые, в т.ч. инвалиды).
Он обрабатывается, готовится к изданию и вселяет большую уверенность в полезности уже сделанного (НО-девиз: «Честь и польза!», вместо привычного – победа любой ценой) и целесообразности дальнейшего развития.
Опираясь на полученный опыт, с уверенностью можно утверждать, что живые НО-игры являются эффективным механизмом допобразования для приобретения многих теоретических и социальных знаний и навыков. При их использовании развиваются моторика, многие функции зрения, художественная фантазия, совершенствуется речь, стратегическое и тактическое мышление и определённые формы интуиции. Игровой процесс с применением материальных объектов способствует непроизвольному осознанию законов физики, механики, учит общению с реальным партнёром и противником, развивает чувство ответственности, убеждённости в необходимости правовых отношений и открывает путь к различным собственным «открытиям».
А теперь слово одному из наших уважаемых оппонентов, директору Центра развития систем и технологий социализации детей и молодёжи, доктору педагогических наук, профессору Московского городского педагогического университета В.П. Сергеевой: «В Программе («Наш Олимп» – вставка авторов) гармонично сочетаются высокая интеллектуальная составляющая её содержания с эффективной физкультурной составляющей, благодаря чему через интерес и увлечение у широкого разнопланового и разновозрастного контингента детей на фоне традиционных навыков дополнительно формируется творческая инициатива и художественная фантазия, развиваются коммуникативные качества и различные формы взаимодействия.
Ценным в программе является то, что она предлагает эффективно развивать новые направления и формы, в т.ч. регулярные, подобные малым Олимпиадам, Играм народов, Спартакиадам.
Экология детства требует создания государственно-общественного творческого органа с реальными функциями: научно-художественной экспертизы, самой широкой профессиональной популяризацией национальной игровой культуры, патентно-лицензионной деятельности (охрана авторских прав и проч.), подготовки соответствующих кадров и пр., и пр.»
Cчитаем, что при определённом профессионально-доброжелательном методическом подходе НО-система может служить альтернативой лудомании, фанства, экстремальных и прочих опасных увлечений и зависимостей. Игро-комплекс «Наш Олимп» может стать действенным и решительным шагом на пути истинно патриотического, морально-нравственного, физического воспитания российской молодёжи взамен различных имитаций пионерско-комсомольского прошлого.
Ещё одно соображение. В мае 2016 г. Правительством РФ была утверждена Стратегия развития воспитания в РФ, в которой роль национальной игровой культуры звучит весьма неубедительно. Наши предложения в план мероприятий по реализации Стратегии отклика не получили. Мы убеждены, что Программа «Наш Олимп» – реальное эффективное и актуальное тактическое направление воспитательной политики. Стратегии оживают в тактиках.
Неизбежные обращения за поддержкой к соответствующим государственным структурам встречают незаинтересованность, непонимание, игнорирование задачи, а попросту непрофессионализма и ханжество реакции.
В. Берендт, д.т.н., С. Глотов, д.ю.н., проф.