Заглядывая в историю


Заглядывая в историю «Мы не ищем истины, которые древние считали главными, мы изучаем современный мир и приходим к тому, что главное для людей неизменно, не зависимо от того, в каком времени они живут.» Анатолий Кохан, М., 2017

Еще в начале 19 века Огюст Конт, основоположник социологии как самостоятельной науки, обещал доказать, что «существуют законы развития общества, столь же определенные, как и законы падения камня». Это было время промышленной революции, когда успехи в естествознании давали основания предполагать и верить, что законы истории имеют ту же природу, что и законы физики, что они вот-вот будут найдены. Однако законы истории так и не были найдены. Вдобавок к этому, в течение многих лет никому из исследователей не удалось открыть ни одного исторического закона.

 «История имеет глубокий смысл, - писал Карл Ясперс, - но он недоступен человеческому пониманию».

  Сомнения были во мнениях об истории и в первой половине ХХ века. Считались бессмысленными попытки поиска исторических закономерностей. История человечества – это примерно 5000 лет известной нам истории, что крайне незначительно в сравнении с необозримостью существования человека на земле. Длительная «доистория» по существу не проясняется нашим знанием. Данные исторического времени - времени письменной документации - неполны, число источников растет лишь начиная с XVI в.

Историю перед лицом ее необозримого многообразия может свести к нескончаемому описанию множества событий. Но можно стремиться к осознанию единой, обобщающей картины мира, «тогда выявляется наличие различных культурных сфер и их развитие; они рассматриваются отдельно и во взаимодействии; постигается их общность в постановке смысловых проблем и возможность их взаимопонимания; и наконец, разрабатывается некое смысловое единство, в котором все это многообразие обретает свое место», считал Гегель. Но и это заключение выдающегося философа было использовано для достижения сиюминутных политических и экономических интересов.

В XIX в. мировой историей считалось только то, что после предварительных стадий - Египта и Месопотамии - произошло в Греции и Палестине и привело к нашему времени; все прочее относили к этнографии и выносили за рамки подлинной истории.

Однако история была и есть везде, где живут люди. Мировая история охватывает во времени и пространстве весь земной шар. К истории относится все то время, о котором мы располагаем документальными данными. Когда нас подкрепляет письменное свидетельство, мы ощущаем почву под ногами. Все бессловесные предметы, найденные при археологических раскопках, остаются для нас немыми.

Остается тайной то далекое время, когда человек уже обитал на земле, но история об этом молчит.

Но было всегда в истории общение. Общение связывает людей, способствует тому, что племена объединяются в народы, народы в группы народов, страны в континенты, а затем вновь распадаются. Все это будет продолжаться до тех пор, пока не наступит время сознательной, фактической взаимосвязи всех со всеми. А может быть это уже было, ведь в библейских легендах рассказывается о Вавилоне, о его знаменитой башне, сообща построенной всеми народами, прекрасно понимавшими друг друга.

История предстает как последовательная смена движения: либо в сторону ухудшения, либо в сторону подъема. Поток истории движим противоречием между позитивным и негативным по своей природе. И всегда был выбор между свободой и несвободой, между интеграцией и распадом.

Создавались и создаются теории, которые должны определить, как наилучшим образом устроить совместную жизнь людей, как управлять и править ими. Политики и политологи из разных государств выступают то как советники, то как арбитры, иногда как учителя, их часто ругают, презирают и вместе с тем не отказываются от них, а они соревнуются друг с другом в этом турнире амбиций и тщеславия. В результате мы наблюдаем потерю стабильности во многих регионах мира, нарастающие вызовы и угрозы по многим направлениям. Историческая концепция человеческого существования должна включать в себя и будущее. Существует пессимистическое видение, но есть и сверх оптимистическое.

Изменения, которые наша эпоха внесла в мировую историю, глубже и серьезнее по своим последствиям, чем любые другие в известной нам истории. Сложилось мнение, что современная наука и техника с ее последствиями для способа труда человека и для общества превратила народы в массы, которые вроде бы стали участниками действий и процессов, а на деле - пригодным для использования и манипуляций материалом. Произошло уничтожение всех прошлых идеалов порядка, возникла необходимость найти в растущем хаосе новый порядок, все традиционные ценности подверглись сомнению и должны быть подтверждены заново или изменены. Эпоха буржуазного умиротворения, прогресса, образования, мнимой безопасности сменилась эпохой, в которой война вернулась, убивая и разрушая, как это было всегда.

Появилась новая проблема: сохранение самой природы человека. Оказалось, что человек в условиях террористических режимов может превратиться в нечто такое, о чем мы даже не подозревали.

Является ли это началом той самой мировой революции, о которой мечтали большевики на заре 20 века, или процессом, возникшим в результате развития техники и произошедшей технической революции?

Правда, философы пытались опровергнуть удобное толкование истории как постижимое и необходимое поступательное развития человечества, пытались сохранить понятие о фрагментарности всякого познания, оставить вопрос открытым и тем самым место для новых концепций. Из-за нарастающего беспорядка и неразберихи, ведущих к хаосу, возникло тяготение к новому единению…

Каким оно может быть, и будет ли?

Поиски ответов на подобные вопросы и достижение единства человеческого сообщества в качестве цели - беспредельная задача.

Мир един и законы мироздания неизменны- эти принципы находят подтверждение на известном нам периоде развития человечества и не противоречат даже археологическим данным, уверен Анатолий Кохан, автор книг о современной цивилизации, ее истинах и идеологии.

«Способность видеть и понимать других помогает уяснить самого себя, преодолеть возможную узость каждой замкнутой в себе историчности, совершить шаг вперед. Эта попытка вступить в безграничную коммуникацию - еще одна попытка становления человека, и не в недоступном нам доисторическом прошлом, а в нас самих»,- считал Карл Ясперс.

То, что мы называем историей, и то, чего в прежнем смысле больше не существует было лишь мгновением, промежутком в какие-то пять тысячелетий между заселением земного шара, продолжавшимся сотни тысяч лет в «доистории», и тем, что мы теперь рассматриваем как подлинное начало мировой истории. В доисторическое время у людей не было осознания своей взаимосвязи, происходило лишь воспроизведение жизни. А что происходит сегодня, возможно ли в нашей истории найти путь для свершения новой мировой истории?

Во всех противоречивых стремлениях нашего времени есть одно, объединяющее всех,- требование свободы. История и есть путь человека к свободе, направление которому дает вера. Вера в возможности человека. История – основа, связь с которой не даст бесследно исчезнуть с лица земли.

Совет от Сократа: «Секрет перемен состоит в том, чтобы сосредоточиться на создании нового, а не на борьбе со старым».